Что жалеть из потерянных позднесоветских зданий

08.11.2019

Когда в Петербурге сносят дореволюционные здания, это почти всегда приводит к народному негодованию. Чего не скажешь об уничтожении позднесоветских построек. Неужели нечего жалеть? «ДП» поговорил с авторами объектов, которые разрушили на их глазах, — рассказывает dp.ru.

Институт повышения квалификации следственных работников
В сентябре–октябре было снесено здание Института повышения квалификации следственных работников, располагавшееся на ул. Костюшко, 19, корп. 2. Эту пятиэтажку, состоявшую из разновысоких объемов, начали строить в конце 1980–х годов. Проект разработала 10–я мастерская ЛенНИИпроекта (она специализировалась на вузах и ПТУ) в лице Владимира Орлова и Евгения Григорьева. К 1990 году в целом здание возвели, однако так и не сдали в эксплуатацию — заморозили. Теперь на этом месте появится учебный комплекс для нужд Северо–Западного института повышения квалификации Федеральной налоговой службы.

Евгений Григорьев называет историю мистической: это был его первый объект, а о сносе стало известно в год, когда он вышел на пенсию. «Здание получило самые высшие рекомендации на градостроительном совете, ему присвоили знак качества (тогда была такая система поощрений). Туда специально прислали самых лучших каменщиков, которые работали еще с довоенных пор, а потому кладка была удивительная», — рассказал «ДП» Григорьев.

Автор предпринимал попытки убедить налоговиков не сносить объект, а завершить его. Ведь, несмотря на изменение стандартов, «он не был патологически непригоден». Решение ФНС Евгений Григорьев связывает якобы с планами в будущем отдать площадку под коммерческий жилой дом.

Речной вокзал и гостиница «Речная»
В 2012 году был разрушен комплекс Речного вокзала на пр. Обуховской Обороны, 195. Он состоял из 14–этажной гостиницы «Речная», ставшей доминантой левого берега Невы, и 2–этажного объема зала ожидания. Проект делали архитекторы Ефим Розенфельд, Илья Кусков и Владимир Попов. Завершили строительство в 1974 году.

По мнению Владимира Попова, ныне почетного президента Санкт–Петербургского союза архитекторов, Речной вокзал был визитной карточкой Ленинграда. Он был очень востребован: отсюда осуществлялись популярные круизы через ладожскую систему, Москву и Волгу до Астрахани. Попов вспоминает: «Потом экскурсионная деятельность значительно сократилась, поскольку, по–моему, перестала приносить доходы. Вокзала теперь нет. Я даже не знаю, где теперь эти суда причаливают».

Сделать современную комфортабельную гостиницу в «Речной» вряд ли получилось бы: номера были выполнены по стандартам прошлого времени. «Хотя гостиница „Советская“ (ныне «Азимут» на Лермонтовском пр., 43/1. — Ред.) сделана в тех же конструкциях. И до сих пор существует. То есть был бы интерес у оператора, он бы мог сохранить здание. Я подозреваю, что просто у речников, у Северо–Западного пароходства, потерялся интерес к Речному вокзалу и гостинице, они стали ему обузой, и их продали с молотка», — пояснил «ДП» Владимир Попов.

Утрата Речного вокзала была неприятна не только автору, о ней сожалел и историк архитектуры Борис Кириков. В одном из интервью он отмечал, что это большая потеря, чем, например, дом Рогова на Загородном проспекте: «Основные критерии памятников архитектуры должны быть такие: художественная ценность, определенное место в истории архитектуры города, а может быть, и страны, мира, роль в городской среде. В этом смысле „Речная“ куда выше объектов рядовой застройки в центре».

В 2015 году на месте вокзала построили 23–этажный короб жилого дома, спроектированный ООО «Евгений Герасимов и партнеры» для ЗАО «Мегалит».

Гостиница «Северная корона»
Почти год продолжается снос гостиницы на наб. реки Карповки, 31. Ее начал возводить в 1980–х «Интурист», затем завершало частное ООО «Северная корона». Проект делал коллектив ЛенНИИпроекта под руководством Лидии Уховой.

Здание было выверено градостроительно. Его чуть отнесли от красной линии набережной, а возле Геслеровского моста и вовсе завернули вглубь квартала, чтобы с Каменноостровского проспекта открывался вид на Иоанновский монастырь, — об этом вспоминает в беседе с «ДП» Лидия Ухова.

В то же время сама планировка устарела. «В первом варианте площадь номера была задана 18 м2. Это очень мало, конечно. Когда поменялся заказчик и пришли в качестве генпроектировщика турки, номера объединили — они стали 36 м2. В ходе реконструкции пришлось долбить бетон, усиливать проемы. Но этот вариант был хоть и улучшенный, но вынужденный», — говорит Ухова.

Собеседница сожалеет об утрате, однако не может сделать вывод о том, реально ли было сохранить «Северную корону» и дать ей новую жизнь. Причем не только из–за планировок, но и из–за того, что здание пустовало около двух десятков лет.

Теперь на этом месте собираются построить жилой дом. Его проект разработало ООО «Проектно–производственная фирма «А. Лен» Сергея Орешкина (соавтором также указывается ООО «Архитектурная мастерская Ясса»). За застройщиком ООО «Северная корона» по–прежнему видят топ–менеджеров ОАО «АКБ „Еврофинанс Моснарбанк“, которые на протяжении последних лет пытаются найти на проект покупателя.

Молодые еще
Санкт–Петербургский союз архитекторов в 2009 году предлагал включить в перечень памятников архитектуры многие советские здания. Среди наиболее известных — БКЗ «Октябрьский», аэропорт Пулково (со «стаканами»), Морской вокзал, яхт–клуб на Петровской косе, СКК. Директор «Октябрьского» Эмма Лавринович в беседе с одной из городских газет тогда соглашалась с позицией союза: «Это же памятник истории нашей страны, города, памятник архитектуры 1960–х. За проект нашего зала группа архитекторов в то время получила Государственную премию, и мы должны сохранить наш БКЗ».

Однако за прошедшее время ни один из 20 предложенных объектов памятником не стал. Причина в том, что в законодательстве действует мораторий, согласно которому под охрану можно взять здание по прошествии не менее 40 лет с момента его постройки. Сейчас этот принцип мешает КГИОП рассмотреть заявление ВООПИиК о включении в список объектов наследия здания СКК, которому грозит снос.

И примкнувший Финляндский вокзал
А вот в случае с Финляндским вокзалом 1960 года, где мораторий уже не мешает, КГИОП выдвинул иную формулировку: «Научное изучение образцов архитектуры Ленинграда данного исторического периода сейчас находится на своем начальном этапе, отсутствуют обобщающие труды, не определены критерии определения историко–культурной значимости подобных объектов».

Впрочем, не все специалисты с этим согласны. Гендиректор ООО «Архитектурное бюро „Литейная часть–91“ Рафаэль Даянов говорит: «Я считаю, что информации достаточно и можно было [включить здание вокзала в список выявленных памятников] по одной простой причине: его архитектуру уже изувечили, облицевав, а в последний раз изувечили, испортив часы». А памятником надо делать не только сам вокзал, но и всю площадь Ленина, чтобы, в частности, там более не «появилась такая дрянь, как фонтан».

TOP